Экспертно-результативный подход и подготовка высокоэффективных кадров для Цифровой экономики - блог по психологии и психологическому тестированию

Вопрос поиска инновационной методологии подготовки высокорезультативных, элитарных, кадров для народного хозяйства впервые заинтересовал нас тогда, когда мы проводили исследование проблемы кадрового голода в системе работы с персоналом органов государственной власти и местного самоуправления [1].

По итогам проведенного тогда анализа мы пришли к выводу, что восполнение дефицита кадров в современных реалиях может быть реализовано не только и не столько традиционными компенсаторными способами (например, посредством применения сложных технологий оценки персонала [2 и др.], или внедрения технологий дополнительного профессионального обучения сотрудников [3 и др.]), но также возможно и посредством целенаправленного формирования страты высокорезультативных, экспертных (элитарных), кадров, для которых экспертность (такую категорию мы решили использовать как обозначение элитарного высокопроизводительного специалиста) является устойчивым профессионально важным качеством личности (далее – ПВКЛ) [1].

Нельзя сказать, что сделанный нами вывод содержит в себе безусловную научно-практическую новизну – ранее эту позицию неоднократно предлагали в своих работах многие авторы [4 и др.], в числе которых наиболее близки нам – корифеи ярославской психологической школы – В.Д. Шадриков [5], А.В. Карпов [6], Ю.П. Поварёнков [7] и другие. Вместе с тем, наши изыскания [8 и др.] показали, что при общей теоретической проработанности в отечественной психолого-педагогической науке проблемы профессионализма и профессионализации, эффективной методологии и конкретных технологических путей целенаправленного формирования ПВКЛ «Экспертность», которые могли бы использоваться как теоретико-методологическое основание для построения системы подготовки высокопроизводительных кадров, в доступных нам отечественных источниках не описано.

В связи со сказанным, мы осуществили [9, 10, 11] поиск подходящей концепции в работах зарубежных исследователей, в результате которого наиболее интересным подходом нам показался экспертно-результативный подход (expert performance approach), разрабатываемый представителями школы шведско-американского исследователя К.А. Эрикссона (K.A. Ericsson) [12, 13 и др.] (далее – ЭРП).

ЭРП привлёк наше внимание в первую очередь потому, что он подтвердил свою эффективность в бизнесе [14], спорте [15] и личностном развитии [16], однако до сих пор не вызвал интереса у педагогических психологов (их русскоязычного сообщества).

Мы использовали ЭРП при разработке отдельных учебных программ подготовки государственных и муниципальных служащих, однако, по независящим от нас причинам, не шагнули дальше первичных теоретических и минимальных эмпирических исследований [17]. В очередной раз интерес к подходу возник у нас тогда, когда мы погрузились в проблемы подготовки и развития специалистов, планирующих свою профессиональную деятельность в отраслях (или отдельных проектах), стратегически обеспечивающих развитие общества в будущем – в условиях Цифровой трансформации (далее – ЦТ) и в процессе построения Цифровой экономики (далее – ЦЭ).

Отметим, что в условиях ЦЭ одной из ключевых особенностей успешного профессионала станет такое его качество как способность к решению «нерешаемых» задач. Это, в первую очередь, связано с тем, что принципы функционирования киберпространства, как принципиально новой грани психической реальности, довольно сложно формализовать и рационально проанализировать (проблемам психологии киберпространства посвящен отдельный цикл наших статей, который увидит свет в первом квартале 2019 года), а, следовательно, весьма сложно спроектировать концепцию решения той или иной задачи, вызова, обозначенного кибердействительностью. Коротко: задачи, которые ставит перед личностью киберпространство и ЦЭ не могут быть типовыми и классифицированными, в этой связи каждая новая задача кажется неразрешимой (или, иначе, непосильной – особенно в контексте конкуренции [18]). В качестве примера нерешаемой задачи можно привести следующую: перед специалистом-гуманитарием, имеющим, например, историческое образование, встает задача быстро и качественно овладеть компетенцией по майнингу криптовалюты «Bitcoin», или усвоить навыки применения блокчейн-платформы «Ethereum». Данная задача действительно кажется нерешаемой, так как на освоение соответствующих компетенций у человека могут уйти годы (или даже десятилетия), однако применение некоторой методологии решения нерешаемых задач (например, методологии «траблшутинга» [19]) может привести к тому, что задача будет успешно решена.

Нам представляется, что целенаправленное использование ЭРП в обучении решению нерешаемых задач (т.е. формирование страты экспертов по решению нерешаемых задач) – это возможный значимый шаг на пути ЦТ личности (и общества) и, следовательно, на пути формирования кадрового резерва ЦЭ. Это заявление является одной из исследовательских гипотез, которую предстоит проверить в наших ближайших исследованиях.

В целях кларификации нашего исследовательского замысла, коротко расскажем об ЭРП.

Отметим, что корпус текстов по этой проблеме в актуальном англоязычном научном дискурсе – весьма объёмист. Библиография одной только ключевой статьи К.Э. Эрикссона, в общих чертах описывающей основные положения ЭРП [13], насчитывает более 80 источников, а фундаментальная коллективная монография, в которую входит, в том числе, и названная статья, напечатана на почти 900 страницах (попутно отметим, что в наши среднесрочные планы входит выполнение перевода данной монографии на русский язык).

Для того, чтобы рассмотреть ЭРП сначала обратим внимание на одну из ключевых категорий этого подхода – категорию выдающихся (исключительных) личностей (exceptional individuals), или, иначе, экспертов (experts).

Для обозначения категории исключительных личностей в русскоязычных публикациях мы предлагаем использовать слово элитарий (в том ключе, в котором его применяет в своих работах, например, Н.Б. Карабущенко [20 и др.]). Нам представляется, что это корректные синонимы. Наиболее исчерпывающее же, пусть и несколько тенденциозное, определение этого понятия, по нашему мнению, принадлежит М. Чи (M.T.H. Chi), которая утверждает, что элитарии (эксперты, исключительные личности) – это те люди, которые распознаются и признаются обществом как великие [21].

Здесь, возвращаясь к основной идейной линии настоящей статьи, отметим, что именно исследование элитариев, великих, их жизненного пути, процесса их профессионализации может сформировать плодородную почву для развития экспертности у будущих лидеров Цифровой экономики и позволит разработать методы и подходы к формированию экспертности как ПВКЛ [22]. В основе этих подходов и методов – сделаем акцент – должен лежать простой принцип: если так делал эксперт и у него получилось, значит – получится и у других, которые будут поступать также. Важной оговоркой является положение о том, что получится у тех, кто действительно хочет достичь экспертного уровня. Добавим: мы глубоко уверены в том, что именно исследование отдельных кейсов – конкретных экспертов, их жизненного пути, позволит набрать необходимую объяснительную эмпирию, на основе которой затем можно будет конструировать образовательные программы и программы личностного развития, направленные на формирование экспертности в аспекте компетенций Цифровой экономики.

Снова отвлекаясь на описание сущности ЭРП, отметим, что, как пишет К.А. Эрикссон, существует несколько факторов, влияющих на уровень профессиональных достижений, … к их числу относится, в первую очередь, углубленный опыт деятельности внутри своего профессионального домена. Таким образом, именно наработка опыта, приводит к тому, что человек становится профессионалом. Это звучит, на первый взгляд, достаточно тривиально. Однако, абсолютное большинство людей, достигнув некоторого, как говорит К.А. Эрикссон, «пешеходного» уровня развития компетенции, не развиваются дальше, а всегда работают на этом стабильно неплохом уровне [12, 13 и др.], в то время как некоторые – продолжают совершенствоваться, и, в конце концов, приобретают экспертный уровень. Важно понимать, что каждый человек в начале процесса профессионализации улучшается в ходе тренировок, но эти улучшения, в результате, оказываются ограниченными некоторым «потолком» непреднамеренного развития, т.е. непреднамеренно достижимая производительность ограничена. В то же время Эрикссон обосновывает, что в действительности это не полностью так. Он утверждает, что логика процесса профессионализации имеет следующий вид: в начале субъект профессионализации концентрирует свое внимание на том, чтобы добиться необходимых шагов и избежать ошибок, а затем он начинает получать опыт, но не показывает никаких принципиально новых достижений в деятельности; вместо этого текущая производительность продолжает укрепляться; если же субъект не останавливается на достигнутом, а продолжает упорную преднамеренную практику, то он гарантированно переходит в статус эксперта.

Преднамеренная практика – это такое состояние, когда человек добровольно вводит себя в постоянный процесс максимально сконцентрированного решения субъективно трудных, подчас раздражающих и вводящих в недоумение учебных/профессиональных задач.

Любопытно, что и в сказанном, всё еще, нет чего-либо экстраординарного и с точки зрения здравого смысла, и с точки зрения теории профессионализации [24]. Самое интересное заключается в выводе, который делают А.К. Эрикссон и его коллеги по итогам длительных эмпирических исследований экспертной результативности: экспертного уровня способен достичь абсолютно любой человек. Условием достижения экспертного уровня является организация преднамеренной практики в константном общем объеме трудоемкости не меньше 10 000 часов. Экспертный уровень производительности доступен для любого человека, но для того, чтобы стать экспертом, обучающиеся должны тратить свое время на решение задач, которые они не могут сразу выполнить хорошо. Преднамеренная практика требует, чтобы тренерующиеся прикладывали бóльшие чем обычно усилия к тренировкам.

Возвращаясь к основной линии настоящего текста. …ЭРП кажется нам подходом, наиболее подходящим для формирования экспертного уровня специалистов в области решения нерешаемых задач, т.е. специалистов, которые будут в первую очередь востребованы в мире ЦЭ.

Добавим, что наряду с исследованием ЭРП, важной проблемой является исследование предпосылок, которые могли бы мотивировать субъекта к преднамеренной практике и к становлению экспертом. Ключ к этой проблеме, с нашей точки зрения, содержится в работах другого североамериканского исследователя – Р.Дж. Валлеранда (R.J. Vallerand) [25] и его коллег – это феномен страсти (passion). Анализ работ Р.Дж. Валлеранда и их объединение с концепцией К.А. Эрикссона в интересах выработки принципов развития экспертности в решении нерешаемых задач с целью формирования универсальной компетенции Цифровой экономики и последующей Цифровой трансформации личности составляют нашу актуальную исследовательскую программу.




Литература

  1. Гороховатский Л.Ю. Концепция экспертной результативности как основа психологического сопровождения подготовки государственных и муниципальных служащих // Образовательная политика. – 2016. – №4 (47). – С. 7-12.
  2. Андреева Д.А. Оценка эффективности деятельности государственных гражданских служащих: Автореф. дис. … канд. экон. наук. – СПб., 2015.
  3. Дьячков Т.В. Повышение квалификации управленческих кадров – основа развития экономики Санкт-Петербурга // Структурные реформы для стимулирования роста экономики регионов: опыт России и ФРГ / Под ред. Л.П. Совершаевой. СПб.: Скифия-принт, 2014. – С. 43–44.
  4. Носкова О.Г. Психология труда /Под ред. Е.А. Климова. – М.: Академия, 2004. – 384 с.
  5. Шадриков В.Д. Деятельность и способности. – М.: Корпорация «Логос», 1994. – 320 с.
  6. Карпов А.В. Понятие профессионально важных качеств деятельности // Психология труда: Учебник для студентов высш. учебн. заведений / Под ред. А.В. Карпова. – М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. – 352 с.
  7. Поварёнков Ю.П. Профессиональное становление личности: Дисс. … докт. психол. наук. – Ярославль, 1999.
  8. Гороховатский Л.Ю., Губин В.А., Зудин А.В. Психологические особенности успешных и неуспешных в учебно-боевой деятельности военнослужащих, проходящих службу по контракту в инженерных войсках // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Педагогические науки». – 2009. – №1 (35). – с. 185-189.
  9. Гороховатский Л.Ю., Иванова Ю.А. Экономические трудности обывателя и некоторые возможности их минимизации средствами практической психологии // Новая наука: гипотезы, взгляды и факты. – Казань: ИП Кузьмин, 2017. – с. 121-130.
  10. Гороховатский Л.Ю., Логутова А.В. Субкультурный подход к исследованию дихотомии «обыватель-элитарий» // Вестник экономического научного общества студентов и аспирантов. – № 48. – 2017. – с.132-136.
  11. Гороховатский Л.Ю., Лукин В.Н., Шленков А.В. Юридические основы психологических исследований: постановка проблемы // Вестник Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России. – № 3. – 2017. – с. 136-141
  12. Ericsson K.A. The Making of an Expert // Harvard Business Review. – August 2007.
  13. Ericsson K.A. The Influence of Experience and Deliberate Practice on the Development of Superior Expert Performance // The Cambridge handbook of expertise and expert performance / K.A. Ericsson, N. Charness, P.J. Feltovich & R.R. Hoffman. – Cambridge: Cambridge University Press, 2006. – pp. 685-706.
  14. Брегман П. 18 минут. Как повысить концентрацию, перестать отвлекаться и сделать действительно важные дела. – М.: МИФ, 2013. – 272 с.
  15. Вайцкин Д. Искусство учиться. Как стать лучшим в любом деле. – М.: МИФ, 2014. – 240 с.
  16. Гладуэлл М. Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего? – М.: МИФ, 2012. – 224 с.
  17. Иваненко В.А., Гороховатский Л.Ю. Молодежный кадровый резерв Выборгской таможни как ресурс развития кадрового потенциала региона // Стратегия развития профессиональной карьеры в регионе: материалы междунар. науч.-практ. конф., 27 нояб. 2015 г. / под общ. ред. проф. В.Н. Скворцова, отв. ред. Е.Е. Журинская. – СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2016. – с. 56-59.
  18. Рождественская К.В. Перспективы исследования конкурентоспособности государства и ее восприятия гражданами (на примере России и Китая) // Смирновские чтения – 2018: Материалы XVII международной научно-практической конференции. – СПб.: Международный банковский институт, 2018. – с. 214-223.
  19. Фаер С.А. Траблшутинг. Как решать нерешаемые задачи, посмотрев на проблему с другой стороны. – М.: Альпина Паблишер, 2018. – 224 с.
  20. Карабущенко Н.Б. Элитологическая компетентность: сущность, составляющие, функции и уровни // Вестник ОГУ. – №7(143). – 2012. – с. 136-140.
  21. Chi M.T.H. Theoretical Perspectives, Methodological Approaches, and Trends in the Study of Expertise // Expertise in Mathematics Instruction / Y. Li, G. Kaiser [Eds]. – Boston, MA Springer, 2011. – pp. 17-39.
  22. Гороховатский Л.Ю. Исследование жизненного пути элитария как поиск способа трансляции элитарных смыслов // Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей: векторы развития современной психологической науки: материалы VII Всероссийской научно-практической конференции. – СПб.: РГПУ имени А.И. Герцена, 2017. – с. 176-182.
  23. Гороховатский Л.Ю., Бухарина И.Ю. Основные теоретические положения экспертно-результативного подхода к образованию и профессиональному развитию // Развитие молодёжных международных научно-образовательных проектов: материалы XV международной научно-практической конференции. – СПб.: Изд-во МБИ, 2017. – с. 18-22.
  24. Климов Е.А. О нелинейности процесса профессионального становления // Вестник Московского университета. – Серия 14. – Психология. – № 3. – 2007. – с. 102-108.
  25. Vallerand R.J. On the Psychology of Passion: In Search of What Makes People’s Lives Most Worth Living // Canadian Psychology. – Vol. 49, № 1. – 2008. – pp. 1–13.

Гороховатский Л.Ю.
29.08.2021

Возврат к списку