Категория психологической сопротивляемости в работах зарубежных и отечественных исследователей

Сегодня во все большем количестве публикаций уделяется внимание проблеме сохранного существования человека в природе и социальном взаимодействии. Такое положение вещей является следствием актуализации в современной реальности ряда факторов, так или иначе дестабилизирующих процесс функционирования социальных систем. Согласно ряду публикаций, одна из ключевых проблем, с которой сталкиваются специалисты, занятые в профессиях, сопряженных с особым психогенным риском, заключается в развитии у них, в процессе осуществления профессиональной деятельности, психосоциальной дезадаптации, влекущей за собой личностную деформацию, в итоге крайне негативно сказывающуюся на результативности профессиональной деятельности.

В связи с этим, в последнее время в психологии реализуется множество проектов, направленных на исследование особенностей существования человека в условиях концентрированного действия психогенных факторов риска.

Анализ ряда работ позволяет заключить, что проведение исследований в сфере совладания личности с факторами и ситуациями риска требует систематического применения универсального теоретико-категориального аппарата, позволяющего комплексно рассматривать данную проблему. Вместе с тем, в литературе наблюдается значительный плюрализм используемых в этих целях концептуальных категорий и теоретических конструктов, что снижает результативность проводимых исследований и не позволяет достичь синергетического эффекта при их практическом использовании.

Поиск указанной универсальной категории предполагает компаративный анализ концептов, наиболее часто используемых отечественными и зарубежными исследователями. К их числу можно отнести понятия адаптивности, личностного потенциала, выносливости или жизнестойкости и стресса жизни, чувства связности, разрастания, психологической неуязвимости и ряд других.

Коротко рассмотрим суть этих понятий.

Понятие адаптивности, согласно А.Г. Маклакову, следует понимать как способность к адаптации, то есть способность организма и личности приспосабливаться к характеру отдельных воздействий или к изменившимся условиям жизни в целом. В социальном плане адаптивность представляет собой способность приспосабливаться к определенным нормам, условиям и принципам, действующим в той среде, элементом которой является субъект, и с которой ему необходимо взаимодействовать.

Ядро адаптивности составляют следующие личностные характеристики: личностный адаптационный потенциал, нервно-психическая устойчивость, коммуникативный потенциал и моральная нормативность личности. Индивидуальная

динамическая совокупность данных конструктов определяет способность субъекта с той или иной степенью успешности встраиваться в различные жизненные ситуации.

Личностный потенциал рассматривается Д.А.Леонтьевым как «интегральная характеристика уровня личностной зрелости… мера преодоления личностью заданных обстоятельств, в конечном счете, преодоление личностью самой себя». По сути дела, речь идет о совокупности психических ресурсов, которые накоплены личностью на протяжении жизненного пути и составляют основу для совладания с жизненными противоречиями – как эндогенного (средового), так и экзогенного (внутриличностного) характера.

Выносливость (или жизнестойкость) традиционно рассматривается в литературе в ключе концепции С.Мадди (S.Maddi) – как набор личностных характеристик, помогающих людям преобразовывать стрессогенные обстоятельства из предпосылок для развития психических нарушений в возможности для его преодоления (расширения лидерского потенциала, психического здоровья, личностного развития и т.д.), которые основываются на

1) субъективном ощущении контроля над ситуацией,
2) глубине отношений с элементами ситуации деятельности,
3) антивиктимной позиции личности по отношению к деятельности (когда изменения рассматриваются как вызов, а не как угроза).

По мнению А.Антоновского (A.Antonovsky), совладание с трудностями возможно благодаря специфическому конструкту, именуемому чувством связности или, иначе, чувством когерентности. Содержательно суть этого понятия можно выразить следующим образом (согласно Е.Н.Осину): «... общая ориентация личности, связанная с тем, в какой степени человек испытывает проникающее во все сферы жизни, устойчивое, но динамическое чувство, что:

1) стимулы, поступающие из внешних и внутренних источников опыта в процессе жизни, являются структурированными, предсказуемыми и поддаются толкованию;
2) имеются ресурсы, необходимые для того, чтобы соответствовать требованиям, которые вызваны».

Под несколько иным углом рассматривает проблему совладания с трудностями В.О’Лири (V.E.O’Leary), который вводит концепт «добавленной ценности» – приобретаемой в результате восстановления после переживания воздействия фактора риска. Способность переживать трудности и черпать в них дополнительные ресурсы для дальнейшего развития, согласно В.Е.О’Лири, именуется разрастанием или расширением (thriving).

В работах Е.Энтони (E.J.Anthony) вводится категория психической неуязвимости, которую он иллюстрирует с помощью классической метафоры «Трех кукол».

Суть метафоры заключается в том, что различные типы систем (к каковым относится, в том числе, и человек) характеризуются различной природой реакции на раздражители (риски). Системы с высокой степенью уязвимости могут быть уничтожены раздражителем, со средней степенью могут быть повреждены, но сохранят свою функциональность, а с низкой степенью уязвимости не будут повреждены вовсе. Символом высокоуязвимой системы является фарфоровая кукла (которая разбивается при падении на пол), среднеуязвимой – кукла из дерева (которая при падении и ударе деформируется, но не разрушается целиком), низкоуязвимой – кукла из резины, которая деформируется на короткий срок или вообще не деформируется, или даже отскакивает от пола.

Перечисленные конструкты характеризуются теоретическими различиями, различаются методы и методики их исследования. Кроме того, с точки зрения практической психологии, важны различия в методиках и технологиях их сопровождения.

Вместе с тем, и это следует из ряда публикаций, все рассмотренные конструкты имеют ряд общих ключевых черт. Сопоставляя их между собой, можно сделать вывод о том, что они (прочие понятия) являются своего рода элементами или частными проявлениями некоторого родового общего концепта, или, другими словами, различными гранями одного и того же феномена.

Все из них, так или иначе, связаны с ситуацией преодоления существенных противоречий, которые имплицируются в форме жизненных проблем или трудностей. Данные проблемы в любом из перечисленных подходов сопряжены с наличием некоторых стрессогенных воздействий, которые могут быть как следствием, так и причиной противоречий. Вместе с тем, каждый из рассмотренных конструктов подразумевает наличие некоторого личностного качества, которое позволяет субъекту с той или иной степенью успешности преодолевать возникающие трудности. В литературе отмечается, что:

• выносливость… актуализирует только три характеристики личности, обладающей сопротивляемостью (контроль, вовлеченность, вызов);
• чувство связности (когерентности) описывается тремя факторами, позволяющими сохранять здоровье перед лицом стрессоров (ясность, способность управлять, придание смысла);
• понятие разрастания отсылает к наивысшему результату, к которому может привести сопротивляемость, и означает способность стать лучше, чем до стресса или травматизма;
• неуязвимость описывает (преимущественно статично) сохранение психического здоровья в среде, обычно расцениваемой как патогенная.

Учитывая сказанное, логично заключить, что существует некий конструкт, включающий в себя основные черты всех указанных понятий.

С нашей точки зрения, такой интегративной категорией является категория психологической сопротивляемости (психологической сопротивляемости личности), которая в зарубежной литературе последних лет обозначается термином «resilience».

Понятие психологической сопротивляемости является текущим результатом процесса концептуализации и эмпирико-экспериментального изучения проблемы совладания с негативными воздействиями на личность.

В самом общем виде под сопротивляемостью следует понимать предотвращенное или нереализованное воздействие фактора риска.

Впервые категория «resilience» вскользь упоминается в работе М.Сковиля (M.C.Scoville) от 1942 года, посвященной проблеме совладания детей участников боевых действий с опасными жизненными ситуациями.

Вместе с тем, в данной работе не приводится подробного описания сущности понятия, и оно рассматривается скорее как обыденное определение психики, а не как комплексная психологическая особенность личности.

Введение термина в широкий научный обиход в англоязычной литературе связано, в первую очередь, с именем Н.Гармези (N.Garmezy), который стал активно разрабатывать теоретическое наполнение конструкта и употреблять его начиная с 60-х годов XX века.

В работах Н.Гармези, посвященных психологической профилактике аномального развития подростков, была сформулирована гипотеза о существовании совокупности психических свойств человека, препятствующих формированию и развитию психических аномалий и нарушений психики (psychopathologies – психопатологий). В результате серии исследований, проведенных Н.Гармези и его коллективом, были определены понятия риска и сопротивляемости личности. Риск, в рамках данного подхода, рассматривался в общем виде как наличие факторов, повышающих вероятность развития психопатологий; сопротивляемость же, в свою очередь, как способность успешно совладать с этим риском.

Следует указать также на работы Е.Вернер (E.Werner), которая на рубеже 70-х и 80-х годов XX века занималась изучением уровня психического здоровья представителей традиционных культур Гавайских островов и показала влияние ряда факторов риска, связанных с семьей, социумом и качеством жизни в целом на процесс развития психики.

Большой вклад в развитие проблемы сопротивляемости внесла Э.Мастен (A.Masten), которая вместе со своим исследовательским коллективом изучала специфику преодоления жизненных трудностей детьми, обладающими различными психопатологиями (в частности – детьми, рожденными матерями, страдающими шизофренией и др.)

Значительный вклад в развитие теории психологической сопротивляемости сделали представители французской психологической школы, в том числе известный психотерапевт Б.Цирульник (B.Cyrulnik) и международная группа исследователей, образованная Щ.Ионеску на базе университетов Сен-Дени (Paris VIII Saint-Denis) и Рене Декарта (Paris V Rene Decart), которые на протяжении последних лет успешно внедряют концепцию психологической сопротивляемости в практическую психологию в целом и, в первую очередь, в психотерапию.

Процесс интенсивной концептуализации понятия сопротивляемости и эмпирико-экспериментального исследования феномена сопротивляемости привел к тому, что в зарубежной психологии терминология сопротивляемости сегодня присутствует практически везде. Вместе с тем, согласно ряду авторов (в первую очередь – Д.Сичетти (D.Ciccetti), этот феномен стал трактоваться весьма многоаспектно и полисемантически, вследствие чего в литературе приводится весьма большое количество его определений.

Комментируя современное состояние исследований по данной проблеме Щ.Ионеску отмечает, что психологическая сопротивляемость может рассматриваться в следующих дискурс-модификациях:

1) как способность развиваться нормально в психологическом плане, несмотря на дестабилизирующие события, тяжелые условия жизни и травматизм, или как способность быстро адаптироваться к несчастью или бедствию, восстанавливаться после этих событий;
2) как результат, состоящий в отсутствии психологических рас-стройств во время и после ситуаций, способных вызвать расстройство;
3) как процесс, включающий взаимодействие субъекта и среды, вклю-чающий факторы защиты (индивидуальные, семейные, средовые), регулирующие действия факторов риска.

Сопротивляемость, таким образом, может быть дефиницирована как личностное проявление, которое позволяет человеку эффективно совладать с трудностями. Здесь важно обратить внимание на то, что понятием, противопоставленным сопротивляемости, является уязвимость (vulnerability). В случае, когда человек не способен эффективно совладать с трудностями в условиях действия факторов существенного риска, говорят о том, что он – уязвим.

В литературе выделяются критерии, позволяющие оценить степень сопротивляемости/уязвимости личности, они определены как факторы защиты (protective factors). Б.Бобек (B.Bobek) выделяет следующие защитные факторы: значимые отношения, значимые компетенции и навыки, чувство самостоятельности, чувство принятия и чувство юмора.

Эти факторы выполняют несколько функций, они:

а) снижают вероятность возникновения риска как такового;
б) снижают вероятность неблагоприятного развития событий после действия фактора риска;
в) повышают самооценку посредством возможности устанавливать сохранные и поддерживающие отношения, повышают успех в осуществлении деятельности;
г) открывают широкие возможности для успешной деятельности.

Обобщая сказанное, можно заключить, что психологическая сопротивляемость личности представляет собой способность преобразовывать негативные факторы существования в позитивные, проявляющаяся в форме динамического процесса позитивного взаимодействия с окружающей действительностью, который осуществляется несмотря на препятствующие существенные жизненные трудности.

Обратим внимание на то, что в отечественных работах проблема сопротивляемости концептуализирована и формализована значительно более фрагментарно. Среди доступных отечественных публикаций последнего времени можно выделить некоторые работы, в которых рассмотрены отдельные аспекты проблемы.

Следует обратить особое внимание на публикацию А.А.Нарушевич, в которой, в частности, отмечается, что на сегодняшний день категория психологической сопротивляемости (сопротивляемости личности негативным воздействиям) введена в российский научный лексикон именно как аналог категории «resilience». Однако, в указанной работе отмечается, что в текущий момент «… не существует единой точки зрения на определение сопротивляемости, ее сущности и структуры…».

Согласно А.А.Нарушевич, проблема сопротивляемости отражена в работах В.Э.Чудновского, который понимает сопротивляемость личности как меру нравственного развития субъекта – «способность личности противостоять негативным воздействиям социума, сохранять свои позиции, установки, убеждения…». В данном подходе психологическая сопротивляемость есть не столько фактор сохранения личности, препятствующий ее деструкции, сколько способность сохранять свою линию поведения в ситуации наличия препятствий.

Отметим, что в некоторых случаях психологическая сопротивляемость в таком ее понимании является феноменом, противоположным тому, который мы понимаем под таковым. Это обусловлено тем, что, отстаивая нравственные позиции, субъект может оказаться уязвимым по целому ряду признаков. Более интересен для нас подход к феномену сопротивляемости (также отмеченный в работе А.А.Нарушевич), который имеет место в рамках школы психологии безопасности (И.А.Баева и др.), где ее рассматривают как меру психологической безопасности личности, находящейся в потенциально психотравмирующей ситуации. Косвенно проблема психологической сопротивляемости затронута в диссертационном исследовании И.В.Андреева, который понимает психологическую сопротивляемость как гармоническое единство постоянства личности и ее изменчивости, способность противостоять всему, что может ограничить свободу личности в принятии отдельных решений и в выборе ценностей, норм, жизненных позиций, образа жизни в целом. Он также отмечает, что в качестве наиболее важного аспекта сопротивляемости может рассматриваться личная самодостаточность как свобода от зависимостей.

Рассмотрение психологической сопротивляемости как самостоятельной категории в отечественных публикациях, по сути дела, ограничено приведенными точками зрения.

В заключение отметим, что подобное положение дел, с нашей точки зрения, является следствием консерватизма отечественных исследователей и их настороженного отношения к категории психологической сопротивляемости личности. В этой связи, представляется перспективной дальнейшая концептуализация понятия сопротивляемости в теоретико-методологических рамках отечественной психологии и проведение эмпирических исследований данной проблемы, которые позволят в итоге построить целостную отечественную концепцию психологической сопротивляемости и, таким образом, внести вклад в развитие психологии сохранного существования человека в природе и социальном взаимодействии.


Гороховатский Л.Ю.
02.03.2021

Возврат к списку